1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Глеб Евгеньевич КОТЕЛЬНИКОВ (30.1.1872 - 22.11.1944)

Биография

Глеб Евгеньевич КОТЕЛЬНИКОВ

ГЛЕБ ЕВГЕНЬЕВИЧ КОТЕЛЬНИКОВ родился в Петербурге 30 января 1872 г. В роду Котельниковых склонность к творческой работе – науке, изобретательству, искусству – ярко проявлялась в нескольких поколениях. Его отец Евгений Григорьевич Котельников был профессором высшей математики и механики в Земледельческом институте. Мать — дочь крепостного художника — была одаренной женщиной. Она хорошо рисовала и пела. Глеб Евгеньевич несомненно тоже был одаренным человеком. Он пел, играл на скрипке, выступал как дирижер, увлекался фехтованием. С весны 1910 актёр (псевдоним Глебов-Котельников) в Петербурге (с конца 1910 в труппе Народного дома на Петербургской стороне). Ко всему прочему у него были "золотые руки" слесаря, портного и токаря. Трудовая биография у Котельникова сложилась довольно пестрая. И все-таки в череде лет, смен занятий он нашел ключевое дело своей жизни — парашют.

Большую роль в его воспитании играла мать, добрая и самоотверженная. Старший брат Глеба Борис Евгеньевич Котельников вспоминал: «Мама ходить в гости не любила, изредка лишь бывала в театре, а большую же часть времени посвящала нам, детям, играя разные пьесы и напевая иногда целыми вечерами. Еще в Вильно Екатерина Ивановна устроила домашний детский театр со сценой и занавесом. Ставили водевили и небольшие пьески, декламировали. Позже, в Петербурге, был устроен домашний кукольный театр».
Когда будущему изобретателю пошел тринадцатый год, отец его, Евгений Григорьевич, увлекся фотографией. Глеб тоже мечтал научиться фотографировать, но дорогой аппарат отец ему не давал. Тогда Глеб решил сам сделать фотокамеру. У старьевщика купил подержанный объектив, остальное – корпус аппарата, мехи – сделал собственными руками. Сам изготовил и фотопластинки по применявшемуся тогда «мокрому» методу. Готовый негатив показал отцу. Тот похвалил сына, пообещал купить настоящий фотоаппарат и на другой же день выполнил обещание.
Летом 1889 г. Глеб Котельников оказался очевидцем необыкновенного зрелища. В начале июня во многих петербургских газетах появились объявления, извещавшие, что в саду «Аркадия» состоится полет на воздушном шаре и прыжок с парашютом американского воздухоплавателя Шарля Леру. Он видел приготовления к полету, сам полет, а затем и прыжок человека с огромной высоты. Парашют плавно опустил Леру в Большую Невку.
В 1889 скоропостижно скончался отец. При жизни отца Глеб мечтал о поступлении в Технологический институт или консерваторию. Теперь эти мечты пришлось оставить. Реальной была лишь военная карьера. Глеб уехал в Киев и поступил в военное училище.
В 1894 г., окончив училище, Котельников был произведен в офицеры-артиллеристы. Началась военная служба в вылазочной батарее крепости Ивангород.
В крепости Котельников впервые увидел наблюдательный аэростат и смог хорошо познакомиться с его устройством.
Дослужившись до чина поручика, Г.Е.Котельников принял твердое решение уйти с военной службы. В 1897 г. он подал в отставку.
Что делать дальше, чему посвятить себя? Это был трудный вопрос для молодого человека. Он решил пойти по стопам своих родных – отца, дядей, старшего брата – в акциз. При этом Глеб Евгеньевич прекрасно сознавал, что вряд ли и там «найдет себя», что акцизная служба не удовлетворит его творческую натуру. Но другого выхода он пока не видел. Так в его жизни начался новый этап, без преувеличения, самый пустой и тяжелый.
В феврале 1899 г. Глеб Евгеньевич женился на Юлии Васильевне Волковой, дочери полтавского художника В.А.Волкова. Они знали друг друга с детства. Выбор оказался счастливым. Они прожили вместе в редком согласии сорок пять лет.
Трудно было подобрать службу, более чуждую ему, чем акциз. Единственной отрадой для Г.Е.Котельникова был местный любительский театр, в котором Глеб Евгеньевич был не только актером, но фактически и художественным руководителем.
Продолжал он и конструировать. Увидев, как нелегок труд рабочих на винокуренных заводах, Глеб Евгеньевич разработал конструкцию разливочной машины. Снабдил парусом свой велосипед и с успехом пользовался им для дальних поездок.
Но настал день, когда Г.Е.Котельников пришел к выводу: надо круто менять жизнь, оставить акциз и так уже 10 лет прожиты почти впустую. Надо ехать в Петербург. Только там можно приобщиться к настоящему театру. Юлия Васильевна понимала мужа. Талантливая художница, она связывала с переездом в столицу большие надежды: овладеть мастерством художественной миниатюры, которая ее особенно привлекала» (к этому времени у них было трое детей).
В сентябре на окраине Петербурга, на Комендантском поле, проходил Всероссийский праздник воздухоплавания, первые авиационные состязания русских летчиков. Посмотреть полеты собирались тысячи зрителей.
Праздник уже подходил к концу, когда произошла ужасная трагедия. Аэроплан капитана Мациевича разрушился в воздухе, на высоте четырехсот метров. Пилот выпал из машины и разбился.
Г.Е.Котельников в день гибели капитана Мациевича находился среди публики на одной из трибун Комендантского аэродрома. Он видел стремительное падение и страшную смерть авиатора. «Гибель молодого летчика в тот памятный день, - вспоминал впоследствии Глеб Евгеньевич, - настолько меня потрясла, что я решил, во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности». У него, человека, казалось бы, далекого от авиации, трагический случай вызвал сильнейшее стремление найти средство, которое бы предотвратило подобные трагедии, бессмысленную гибель летчика. «Я превратил свою небольшую комнату в мастерскую, - писал Г.Е.Котельников, - и более года работал над изобретением нового парашюта».
Дома, на улице, в театре Котельников не переставал размышлять над тем, как же устроить авиационный парашют. Однажды, увидев, как одна дама вытаскивает из сумочки тугой шелковый комочек, который развернувшись, превратился в большую косынку, Котельников догадался, каким должен быть его парашют. Заслуга русского изобретателя также и в том, что он первый разделил стропы на два плеча. Теперь парашютист мог, держась за стропы, маневрировать, занимая наиболее удобное для приземления положение. Купол укладывался в заплечный ранец, и прыгающий с помощью несложного устройства мог вытянуть его в воздухе на расстоянии от падающего или горящего самолета. До Котельникова лётчики спасались с помощью длинных сложенных «зонтов», закреплённых на самолёте. Их конструкция была очень ненадёжна, к тому же они сильно увеличивали вес самолёта. Поэтому использовали их крайне редко. Он пришел к твердому убеждению, что парашют должен в полете всегда находиться на летчике. Тогда в минуту опасности авиатор сможет покинуть машину с любой ее стороны, падающую, горящую. Парашют должен быть всегда готовым к безотказному действию. И вот что он придумал.
"Парашют надо уложить внутри металлического ранца, на полке с пружинами, — рассуждал Котельников. — Ранец должен закрываться крышкой с защелкой. Стоит тогда потянуть за шнур, соединенный с защелкой, как крышка откинется, и пружины вытолкнут купол и стропы наружу. Под напором воздуха парашют раскроется".
В рассуждениях все получалось хорошо. Но как в действительности будет работать парашют? Котельников сделал небольшую модель. Несколько раз сбросил ее с воздушного змея и остался доволен. Ни одной осечки!Парашют имел круглую форму, укладывался в металлический ранец расположенный на летчике при помощи подвесной системы. На дне ранца под куполом располагались пружины, которые выбрасывали купол в поток, после того как прыгающий выдергивал вытяжное кольцо. Впоследствии жесткий ранец был заменен мягким а на его дне появились соты для укладки в них строп. Такая конструкция спасательного парашюта применяется до сих пор.
Он не сомневался, что и настоящий парашют также будет действовать надежно, что в авиации его встретят с большим интересом. Да и как же иначе? Ведь речь шла о спасении жизни авиаторов. Но...
Заседание, на котором рассматривался парашют, Котельникову запомнилось на всю жизнь. Председательствовал генерал-майор Кованько, начальник Офицерской воздухоплавательной школы. Глеб Евгеньевич рассказал о своем изобретении, объяснил его устройство.
— Все это прекрасно, — неожиданно перебил его генерал, — но вот тут какая штука. Не кажется ли вам, что от удара при раскрытии парашюта у спасающегося оторвутся ноги?
Котельников стал объяснять ошибочность такого взгляда, но убедить комиссию ему не удалось. Докладчика поблагодарили за сообщение, а проект парашюта отклонили.
Главное инженерное управление русской армии не приняло его в производство из-за опасений начальника российских воздушных сил, великого князя Александра Михайловича, который недвусмысленно заявил: «Парашют в авиации — вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели».
"Первое время я старался даже не вспоминать о парашюте", — рассказывал Глеб Евгеньевич. Для изготовления настоящего ранца парашюта требовались немалые средства. Их у Котельникова не было.
В архиве сохранилась докладная записка поручика запаса Глеба Котельникова военному министру В.А.Сухомлинову, в которой изобретатель просил субсидию на постройку опытного образца ранцевого парашюта и сообщал, что «4 августа с. г. в Новгороде кукла сбрасывалась с высоты 200 метров, из 20 раз ни одной осечки. Формула моего изобретения следующая: спасательный прибор для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом... Готов испытать изобретение в Красном Селе...».
В декабре 1911 года «Вестник финансов, промышленности и торговли» сообщил своим читателям о поступивших заявках, в том числе и о заявке Котельникова на свое изобретение - ранцевый парашют свободного действия, однако по неизвестным причинам патента изобретатель не получил.

И вдруг выход нашелся. В начале января 1912 года изобретатель получил письмо, в котором одна петербургская фирма, торговавшая авиационным снаряжением, приглашала его "пожаловать для переговоров". Котельников с надеждой отправился на Миллионную улицу, где размещалась контора фирмы.
Он не верил своим ушам. Спонсором Котельникова стал владелец столичной гостиницы «Англетер» купец Ломач. Фирма бралась изготовить ранец-парашют. Действительно, уже на следующий день были закуплены все необходимые материалы, и работа над изготовлением парашюта закипела. В это же время глава фирмы Вильгельм Ломач добивался разрешения на испытания. К лету 1912 года такое разрешение было получено.

Первые испытания парашюта были проведены 2 июня 1912 года с помощью автомобиля. Машину разогнали, и Котельников дернул за спусковой ремень. Привязанный за буксировочные крюки парашют мгновенно раскрылся. Сила торможения передалась на автомобиль, и двигатель заглох.
Вечером 6 июня 1912 года из лагеря Воздухоплавательного парка в деревне Салюзи, под Гатчиной, поднялся змейковый аэростат. К борту его корзины был прикреплен четырехпудовый манекен в авиаторской форме.
На высоте 200 метров манекен полетел вниз. Через пару секунд над ним раскрылся белый купол.
Все поздравляли Котельникова. Но радоваться, как оказалось, было рано. Даже после того, как манекен не раз успешно опустился с аэроплана, ничего не изменилось. Авиаторы все так же летали без парашютов, падали, получали увечья, гибли. За 1911 год в авиации всех стран погибло 82 человека. За 1912 — 128 человек.
Зимой 1912—1913 года парашют РК-1 конструкции Г. Е. Котельникова был представлен коммерческой фирмой «Ломач и К°» на конкурс в Париже и Руане. Как раз в то время французский полковник А. Лаланс установил премию в 10 тысяч франков за наилучший парашют для авиаторов. Ломач предложил Котельникову поехать в Париж. Но Глеб Евгеньевич был занят в театре и поехать не смог. Ломач поехал один.
Демонстрация парашюта происходила в окрестностях Парижа. Манекен был сброшен с воздушного шара. А спустя неделю — с высокого моста через реку Сену. А 5 января 1913 года жители французского города Руана стали свидетелями неожиданного зрелища. С огромного пятидесятиметрового моста, переброшенного через Сену, прыгнул человек. Сначала он камнем полетел вниз, затем над ним раскрылся огромный шелковый купол, бережно опустивший его на воду. Парашют сработал блестяще. Отважного испытателя, студента Петербургской консерватории Оссовского нашел Ломач. Хотя оба раза испытания прошли удачно, но приза русский изобретатель не получил. Его выдали французу за менее совершенный парашют. Но русское изобретение все же получило признание за рубежом. Парашют Котельникова был запатентован во Франции, считавшейся родиной воздухоплавания.
Вскоре разгорелась Первая мировая война, и тогда об изобретении Котельникова, наконец, вспомнили. Было решено снабдить ранцевыми парашютами экипажи самолетов-гигантов "Илья Муромец". Парашюты изготовили, но они так и остались лежать на складе. Позже их передали в воздухоплавательные части, и там они спасли не одного воздухоплавателя во время боев.
В начале войны поручик запаса Г. Е. Котельников был призван в армию и направлен в автомобильные части. Однако вскоре летчик Г. В. Алехнович убедил командование о снабжении экипажей многомоторных самолетов парашютами РК-1. Вскоре Котельникова вызвали в Главное военно-инженерное управление и предложили принять участие в изготовлении ранцевых парашютов для авиаторов.
Потом — революция, Гражданская война. Вести из за границы доходили с трудом. Лишь в 20-е годы Котельников узнал, что в США в 1918 году был создан авиационный парашют — тоже ранцевый. Правда, ранец у него был не металлический, а матерчатый. Деловитые американцы наладили его массовое производство.

С 1924 года все американские военные летчики в обязательном порядке начали летать с парашютами. Наша же страна по-прежнему отставала. Чтобы снабдить парашютами хотя бы летчиков-истребителей, больше других рисковавших жизнью, пришлось за золото купить около двух тысяч американских парашютов.
Впервые в СССР применил спасательный парашют летчик-испытатель М.М. Громов. Это произошло 23 июня 1927 года на Ходынском аэродроме. Он преднамеренно ввел машину в штопор, выйти из штопора не смог, и на высоте 600м покинул самолет. Известно, что использовался парашют американской фирмы, изготовленный из чистого шелка. Тогда всем летчикам спасшимся при помощи парашютов этой фирмы вручался отличительный знак - маленькая золотая гусеница тутового шелкопряда.
Вначале конструктор назвал свое изобретение "спасательный прибор"; позже, когда были изготовлены 70 штук парашютов, на обложке инструкции, вложенной в каждый ранец, было написано: "Инструкция к обращению с автоматическим ранцем-парашютом системы Котельникова", — и значительно позже Г.Е.Котельников назвал свой парашют РК-1 (Русский, Котельникова, модель первая). В дальнейшем Котельников значительно усовершенствовал конструкцию парашюта, создал новые модели.
В 1923 году Глеб Евгеньевич создал новую модель ранцевого парашюта РК-2, а затем модель парашюта РК-3 с мягким ранцем, на который 4 июля 1924 года был получен патент за № 1607. В том же 1924 году Котельников изготовил грузовой парашют РК-4 с куполом диаметром 12 м. На этом парашюте можно было опускать груз массой до 300 кг. В 1926 году Г.Е.Котельников передал все свои изобретения Советскому правительству.

Во время Великой Отечественной войны Котельников жил в Ленинграде, где он пережил блокаду. Затем он переехал в Москву, где и умер 22 ноября 1944 года.
Именем Котельникова в 1973 названа аллея на территории бывшего Комендантского аэродрома. С 1949 деревня Салузи близ Гатчины, где в лагере Офицерской воздухоплавательной школы в 1912 изобретатель испытал созданный им парашют, названо Котельниково (в 1972 при въезде в неё открыт памятный знак).

подарок
Поздравить друга, коллегу, просто хорошего человека